«Сейчас срежут — посчитаем кольца». Как три вековых дуба и ОМОН на кладбище рассорили агрогородок Охово
Анна Комлач
«Сейчас срежут — посчитаем кольца». Как три вековых дуба и ОМОН на кладбище рассорили агрогородок Охово
24 декабря 2021, 13:28
1 331

Пенсионерки агрогородка Охово защищают деревья. Фото: media-polesye.by

Утром 22 декабря сотрудники коммунальных служб приехали к сельскому кладбищу в агрогородке Охово Пинского района Брестской области, чтобы срубить три вековых дуба. Защитить деревья пытались местные пенсионерки — они встретили рабочих у кладбищенской ограды, а позже остались стоять рядом с дубами в знак протеста. Заведующий Оховским домом культуры Александр Демчук забрался на одно из деревьев, чтобы помешать коммунальщикам. В итоге на кладбище приехал ОМОН, Демчука задержали и арестовали на 15 суток. «Медиазона» рассказывает историю конфликта, разделившего тихий агрогородок на два непримиримых лагеря.

По словам 66-летнего уроженца Охово Николая Ильковца, вопрос о вырубке дубов решался больше года. Подняли его местные жители, подписавшие коллективное обращение в Пинский райисполком, — в письме они просили убрать деревья с кладбища, потому что падающие с них листья и ветки засоряют могилы и могут повредить дорогие надгробия.

— Пускай режут эти дубы, их надо убирать. Они памятники побьют, как упадут. Их надо убирать! — сказала «Медиазоне» пожилая женщина из Охово.

Другая часть жителей выступила за сохранение деревьев. Защитники столетних дубов обращались в Пинский райисполком, Институт ботаники НАН Беларуси, администрацию президента и прокуратуру и собирали подписи за сохранение деревьев.

В апреле в агрогородке прошли слушания — на них 29 человек проголосовали за вырубку дубов, девять — против.

Ильковец говорит, что обратился в райисполком Пинского района и 28 апреля получил ответ — «в связи с заинтересованностью Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси, дубы нужно обследовать, поэтому работы по их удалению производиться не будут». Ильковец подчеркивает, что связывался с Институтом ботаники трижды — специалисты заверили, что обследовать деревья можно будет только весной, а до того времени дубы в безопасности.

В начале осени местный лесхоз провел свою экспертизу — она показала, что деревья на кладбище здоровы, писал «Зеленый портал».

— Дуб — это памятник нашей деревни. Мы хотели, чтобы дубы обследовали специалисты Института ботаники, у которых есть ультразвуковые всякие сверла, и сделали заключение, — объясняет Ильковец.

По словам пенсионера, Пинский райисполком к этому не прислушался, а 3-го, 9-го и 13 декабря собирал комиссию, которая пришла к заключению, что деревья опасны — они угрожают памятникам.

— Никаким памятникам эти дубы не угрожают! Они простояли 300 лет, а может и больше — сейчас срежут, посчитаем кольца. Корневая система у дубов — якорная, дуб стоит — это символ жизни, — не согласен с выводами комиссий Ильковец.

Несмотря на доводы защитников столетних деревьев, первый дуб срубили 24 ноября. Заведующему местным домом культуры Александру Демчуку сообщили об этом односельчане — он пришел на кладбище и требовал показать документы, на основании которых проводились работы. Заведующий ДК показал рабочим письма из Института ботаники и Пинского райисполкома, где значилось, что дубы пилить не будут. Коммунальщики не прекратили работы — тогда Демчук позвонил участковому.

— Саша позвонил участковому, сказал, что на кладбище незаконно пилят деревья. Участковый сказал: «Я на больничном». Тогда он позвонил председателю сельсовета — она сказала, что тоже на больничном, — рассказывает мать Александра Елена Демчук.

Уже тогда, по словам матери, на Демчука составили первый протокол о том, что он мешал ЖКХ проводить работы по вырубке деревьев (статья 24.3 КоАП). В расписании на сайте Верховного суда указано, что сегодня заведующего домом культуры судили по этой статье. О результатах суда его матери неизвестно.

17 декабря представители райисполкома встретились с жителями Охово в доме культуры и сообщили, что дубы на кладбище будут удалять. Такое решение местные власти приняли на основании выводов Пинского лесхоза и архитектурно-планировочного бюро Пинского района, которые решили, что деревья опасны еще и потому, что мешают эксплуатации воздушной линии электропередачи.

— Вторую сторону не хотели выслушивать — Брестское телевидение было заинтересовано в том, чтобы представить одну точку зрения. Никто нас не слушал, выхватывали микрофоны, — делится воспоминаниями о встрече с представителями райисполкома Елена Демчук.

Вот что о собрании рассказывает Николай Ильковец. «Там была просто ругань в присутствии власти, два милиционера было и еще Полховский Дмитрий Георгиевич. Он занял одну сторону тех, кто был за вырубку. Надо было потихоньку: разобраться, посмотреть, разъяснить. Если два лагеря противоборствующих есть, то [каждая сторона] своих людей выдвигает, а потом уже голосуют. Нужно было вообще проводить референдум, если хотите», — рассуждает он.

У Ильковца есть свое объяснение, почему некоторые жители агрогородка выступают за вырубку кладбищенских дубов. «Когда заходишь на центральную аллею на кладбище в Охово — с левой стороны могилы людей, чьи родственники хотят напротив похорониться. А у Нины Федоровны Олешко сын вообще в КГБ работал, но сейчас не работает — уже подполковник запаса. Так вот, она в интервью сказала, что хочет возле сына похорониться. Там места хватает! Вот такая подоплека, а этот дуб никому не мешает — сделали бы заключение ботаники, посмотрели бы корневую систему», — приводит свою версию пенсионер.

Сюжет о кладбищенских дубах в новостях Пинского района. Видео: ТРК «Брест»

По словам Ильковца, именно Нина Олешко и ее двоюродная сестра Нина Мисюковец обратились в Пинский райисполком во время прямой линии для общения с гражданами. «Ну, туда-сюда, этот вопрос выслушали, и райисполком принял решение сносить дубы», — говорит Ильковец.

«А крайним сделали Демчука»

Утром 22 декабря Александру Демчуку позвонили жители Охово — они рассказали, что коммунальщики приехали удалять второе дерево. Заведующий домом культуры пришел на кладбище и забрался на дерево, чтобы помешать его спилить. Вскоре к кладбищу прибыл ОМОН; Демчука задержали. На следующий день суд Пинского района арестовал его на 15 суток.

— Он с четвертого класса мимо этих дубов ходил в церковь прислуживать. Для него очень дорогие эти деревья. Он столько стихов написал и про Беларусь, и про эти дубы. Мне очень жалко, что ему сейчас искалечат жизнь, — эмоционально говорит Елена Демчук.

— Люди 230 подписей собрали, на эти подписи все наплевали, а сейчас его посадили. Что он, пьяный какой-то? Без вредных привычек, сейчас с работы хотят уволить, — делится переживаниями женщина. Она рассказывает, что около 60 подписей собрали и те жители Охова, которые выступают за вырубку дубов — но нечестно: по словам Елены, они «обзванивали всех по телефону», а подписи за односельчан ставили сами.

— Давление на Демчука идет — какая власть потерпит, что какие-то недовольства возникают? Хотя я всегда за президента, уважаю его, понимаю, он умный, говорит, что мы его народ. Но вы видели — поступила власть с народом, скорее всего, поспешно. А крайним сделали Демчука. Как Александр Матросов бросился на амбразуру. Он даже в церкви помогал священнику, в общем, человек с активной жизненной позицией, очень достойный, — считает Ильковец.

После того, как на кладбище спилили второй дуб, пенсионер решил обратиться в администрацию президента.

— Мы просили, чтобы не сносили третий дуб, пускай бы хоть один остался. Собрание [17 декабря в ДК] было одностороннее — райисполком принял решение, поссорили людей. Поссорили в присутствии власти, была склока жителей, которые пришли. В письме я написал, что узурпации власти не должно быть, должна быть сила закона, но не сила власти. Старший инспектор по Брестской области рассматривала этот вопрос, вносила своему руководству, но до сих пор не знаю, вопрос решают или решили, или согласились… Я когда позвонил в администрацию президента, тоже это стихотворение прочитал. Там Елена, старший инспектор, попросила меня его прислать. От дуба только стихотворение осталось, — рассказывает пенсионер.

По его словам, местные жители, которые выступают за уничтожение дубов, нашли промышленных альпинистов — те пообещали, что спилят дуб бесплатно, если им позволят забрать древесину.

«Мы направили заявление в прокуратуру и народный контроль, чтобы проверили», — говорит Ильковец.

Пенсионер винит во всем случившемся в агрогородке Оховский сельсовет.

— Я даже спросил ее [председателя сельсовета]: «Что составляет политическую основу общества в Беларуси?» — а она не могла мне ответить. Ну советы народных депутатов! Она этого не знала, — разочарованно вздыхает Ильковец.

Последний дуб на кладбище в Охово срубили 23 декабря.

Ещё 25 статей