16 мгновений «Вясны». Что известно об уголовных делах против сотрудников правозащитного центра
Глеб Лепейко
16 мгновений «Вясны». Что известно об уголовных делах против сотрудников правозащитного центра
5 октября 2021, 12:31
541

Фото: Вясна

Год назад в Минске задержали руководительницу волонтерской службы правозащитного центра «Вясна» Марию Рабкову. Силовики на этом не остановились — с тех пор в СИЗО оказались семеро членов организации, а число обвиняемых и подозреваемых по нескольким уголовным делам, так или иначе связанным с деятельностью «Вясны», достигло 16. «Медиазона» собрала и систематизировала все, что известно на сегодня об этих делах и их фигурантах.

Дело о неуплате налогов и грубом нарушении порядка

Обвиняемые: председатель «Вясны» Алесь Беляцкий, член совета «Вясны» Валентин Стефанович, юрист и координатор кампании «Правозащитники за свободные выборы» Владимир Лабкович.

Подозреваемые: координатор кампании «Правозащитники против смертной казни» Андрей Полуда, правозащитники Сергей Сыс, Елена Лаптенок и Виктор Сазонов, директор объединения инвесторов Angels Band Нина Лабкович, экс-сотрудница «Вясны», правозащитница Human Constanta Наста Лойко, руководитель центра «Супольнасць» Сергей Мацкевич.

Статус неизвестен: правозащитник Дмитрий Соловьев. Он уехал из Беларуси еще до первых обысков по делу, а его адвокат дал подписку о неразглашении.

По словам Насты Лойко, во время одного из допросов она видела документ со списком фигурантов дела. Правозащитница не запомнила все фамилии, но утверждает, что их было больше, чем перечислено выше.

В чем обвиняют: тех трех фигурантов дела, которым обвинение уже предъявлено — в грубом нарушении порядка и уклонении от уплаты налогов. Относительно подозреваемых точных данных нет. Насту Лойко следствие считает пособницей в уклонении от уплаты налогов.

16 февраля силовики пришли с обысками к сотрудникам и в офис «Вясны», изъяли финансовую отчетность, а СК возбудил уголовное дело по статье о грубом нарушении порядка. Ведомство сообщило, что проводит предварительное расследование «с целью установления обстоятельств финансирования протестной деятельности».

В тот же день задержали правозащитника Дмитрия Соловьева. Его арестовали на 12 суток по статье о несанкционированном митинге. Отбыв административный арест, Соловьев стал подозреваемым уже по уголовной статье — о финансировании грубого нарушения порядка. В конце весны правозащитник уехал из страны.

14 июля силовики вернулись к членам «Вясны» с новыми обысками. Так стало известно, что дело расследуется уже по двум статьям УК — к грубому нарушению порядка добавилась неуплата налогов. Как объясняет правозащитник Павел Сапелко, «февральское» и «июльское» дела объединили в одно производство.

В тот день были задержаны все обвиняемые и подозреваемые по делу, кроме Дмитрия Соловьева и Насты Лойко. Вскоре подозреваемых отпустили, некоторые из них покинули Беларусь. Они не знают, в чем именно подозревает их следствие, либо не могут говорить об этом из-за подписки о неразглашении.

Правозащитница Human Constanta Наста Лойко сотрудничала с «Вясной» с 2010 по 2018 годы. Ее задержали в середине августа и отпустили спустя трое суток. С девушки не взяли подписку о неразглашении, и она смогла поделиться с «Медиазоной» копией постановления о возбуждении уголовного дела.

Как следует из этого документа, следствие считает, что Алесь Беляцкий совместно с Владимиром Лабковичем, Валентином Стефановичем, Дмитрием Соловьевым «и иными неустановленными лицами» руководили работой «Вясны» после ее ликвидации Верховным судом в 2003 году. По указанию обвиняемых, пишут следователи, «Вясна» с 2013 по 2020 год заплатила неназванным «лицам, выполнившим работы», не менее 879 тысяч рублей.

Алесь Беляцкий. Фото: Вясна

При этом, утверждает следствие, обвиняемые «в нарушение норм Гражданского и Налогового кодексов» не зарегистрировали «Вясну» в качестве юрлица и налогоплательщика и не подавали документы в налоговую. Тем самым они «сокрыли от налоговых органов сведения об осуществленных выплатах <…> и уклонились от признания организации налоговым агентом».

Таким образом обвиняемые «совершили уклонение от уплаты сумм подоходного налога <…> путем сокрытия налоговой базы за период с 2013 по 2020 год в общей сумме не менее 113 тысяч 428 рублей, что составляет 3 911 базовых величин».

В официальном комментарии спустя два дня после июльских обысков Следственный комитет уверял, что негосударственные организации причастны «к теневому движению значительных финансовых средств, в первую очередь, поступающих из-за границы, неуплате налогов и финансированию различного рода протестной активности». Начальник главного управления по расследованию организованной преступности и коррупции Владимир Шишко уточнял, что речь идет о «сборе лиц в конкретных местах для совершения противоправных действий, оплате административных взысканий, организации семинаров по вопросам противодействия правоохранительным органам».

«Для следствия мое пособничество заключается в том, что я перевозила деньги с литовской организации "Вясны" в Беларусь и оплачивала с них штрафы и адвокатские услуги», — говорит Наста Лойко.

Во время допросов, вспоминает девушка, силовиков интересовали источники финансирования «Вясны» и поездки правозащитницы в Вильнюс в 2017 году; ее спрашивали, оплачивалась ли работа в организации. Следователь показывал ей переписку правозащитников об оплате адвокатских услуг, в которой упоминалась девушка по имени Наста, и выписки с литовского счета, откуда снимали деньги в те дни, когда Лойко была в Вильнюсе.

На допросе, продолжает девушка, ее спрашивали, передавала ли она деньги Марии Рабковой, хотя та начала сотрудничество с «Вясной» только через год после ухода Лойко. Наконец, следователь хотел выяснить, почему правозащитники оплачивали штрафы только по делам, связанным с протестами.

Дела Марии Рабковой и Андрея Чепюка

Обвиняемые: руководительница волонтерской службы «Вясны» Мария Рабкова, волонтер Андрей Чепюк, анархисты Александр Францкевич и Акихиро Гаевский-Ханада.

В чем обвиняют: Марию Рабкову — в подготовке и финансировании массовых беспорядков, участии в преступной организации и разжигании ненависти; Андрея Чепюка — в участии в массовых беспорядках и участии в преступной организации. Францкевич и Гаевский-Ханада проходят вместе с ним по делу о преступной организации.

26-летнюю Марию Рабкову задержали 17 сентября. Сперва ей предъявили обвинение в подготовке массовых беспорядков. Правозащитник «Вясны» Павел Сапелко говорит, что это обвинение напрямую связано с работой Марии как руководительницы волонтерской службы.

В феврале ей предъявили обвинение еще по двум статьям УК; это произошло после того, как на телеканале ОНТ вышел фильм «Тротил протеста». В нем говорилось о «группе Автуховича», однако один из побочных сюжетов касался молодых анархистов. Диктор рассказал, что на границе с Украиной в 2016 году задержали нескольких парней и девушку, которые забросали коктейлями Молотова здание суда в Киеве.

Мария Рабкова. Фото: личная страница в Facebook

В фильме утверждается, что информацию о задержанных беларуские силовики передали в Украину, но не получили ответа. В кадре показано фото задержанной девушки с заблюренным лицом; диктор говорит: «Это Мария Рабкова. Она была одновременно и активисткой анархического движения, и — внимание — правозащитником. В одной руке — коктейль Молотова, в другой — руководство по трактовке Декларации прав человека. Ей предъявлены обвинения, есть много вопросов: и по нападениям на здания налоговой в Гомеле, и по анархистскому общаку, деньги из которого идут на радикальные акции, и по тренировочным лагерям в Украине, Польше, откуда анархисты прибывали в Беларусь».

«Вясна» выступила с ответным заявлением: Рабкову «никогда не арестовывали на границе за якобы поджог здания в Украине пять лет назад», во время поджога налоговой инспекции в Гомеле она «превентивно находилась на сутках в Минске за приближающиеся "тунеядские протесты"». Организация передавала слова самой Рабковой о том, что она «не придерживается анархических взглядов, к анархическим организациям не имеет отношения, и эта идеология ей не по вкусу».

Андрей Чепюк. Фото: Вясна

Волонтера «Вясны» Андрея Чепюка задержали 2 октября. Никаких подробностей его дела не сообщалось, а в конце января ему предъявили обвинение в участии в преступной организации вместе с анархистами Александром Францкевичем, Акихиро Гаевским-Ханадой и неизвестной 26-летней девушкой.

Согласно пресс-релизу СК, Чепюк был активным участником «интернет-ресурсов и телеграм-каналов анархистской направленности, признанных на территории Республики Беларусь экстремистскими».

Единственная доступная информация о деле Чепюка на сегодня — беглое упоминание в статье газеты «СБ. Беларусь сегодня» об анархистах. Там говорится, что «в отношении Гаевского-Ханады и еще одного анархиста, Чепюка, возбуждено дело по факту нанесения циничных надписей на стене гаражного кооператива "Автомобилист-6", сейчас также собраны материалы в отношении обоих о причастности к разжиганию социальной вражды».

«Медиазоне» не удалось найти в открытых источниках никаких сведений об инциденте в гаражном кооперативе.

Государственная газета отмечала, что Гаевского-Ханаду «завербовал и втянул в движение» 29-летний Роман Халилов, который администрировал телеграм-канал «Революционного действия» — анархистской группы, которую «Беларусь сегодня» называет «одной из самых радикально настроенных». Сам Халилов, по сведениям издания, находится за границей.

Дело Судаленко

Обвиняемые: правозащитник Леонид Судаленко, волонтерки Мария Тарасенко и Татьяна Ласица.

В чем обвиняют: в организации и финансировании грубого нарушения порядка.

Это дело началось с задержания Леонида Судаленко 18 января в Гомеле. Марию Тарасенко задержали в тот же день, но отпустили спустя трое суток, а Татьяну Ласицу задержали 21 января и поместили в СИЗО. 3 сентября над гомельской тройкой начался суд, заседания проходят в закрытом режиме.

Всего в деле около 70 томов, обвинение занимает 45 страниц. Адвокат Судаленко рассказал DW, что свидетелями проходят 310 человек — все, кому правозащитник помогал в последние несколько лет.

В письмах коллегам Леонид Судаленко рассказывал об эпизодах, которые легли в основу обвинения: ему вменяются посты в фейсбуке. В одном из них правозащитник предложил помочь с покупкой дров многодетной семье, отец которой находился в СИЗО, к другому прикрепил ссылку с призывом встретить у ИВС гомельскую активистку Марию Тульженкову, которая выходила на свободу после административного ареста. По статье об организации протестов ему также вменяется выступление на ютуб-канале «Рудабельская паказуха».

По информации «Вясны», обвинение рассматривает пост о дровах как организацию грубого нарушения порядка.

Леонид Судаленко. Фото: Вясна

Как финансирование грубого нарушения порядка и обучение его участников следствие квалифицирует оплату штрафов, госпошлин, услуг адвокатов, счетов за питание в ИВС, а также участие в семинаре по цифровой безопасности для правозащитников.

Муж Марии Тарасенко Игорь рассказал «Медиазоне», что она по просьбе Судаленко «взяла документы, взяла квиточки и отправила корреспонденцию, оплатила по просьбе квитки». По словам мужчины, на этом и основано обвинение: «Оплата [пошла] этим товарищам, которые приходили и за эти же деньги делали обыск».

Ещё 25 статей