Без права на солидарность. Силовики преследуют организаторов помощи задержанным на митингах
Алексей Шунтов
Без права на солидарность. Силовики преследуют организаторов помощи задержанным на митингах
2 апреля 2021, 11:22
640

В волонтерском лагере у изолятора временного содержания на улице Окрестина в Минске. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

С началом волны протестов в Беларуси успешно работали кампании солидарности и взаимопомощи. Задержанным и оштрафованным оплачивали штрафы и помогали компенсациями, нуждающихся обеспечивали самыми необходимыми вещами и продуктами. Вскоре эта деятельность была признана криминальной: власти решили, что коллективная оплата штрафов — это «нивелирование института личной ответственности», а сбор, перевод и распределение денег — финансирование протестов и экстремизма. «Медиазона» рассказывает, как помощь нуждающимся была приравнена к преступлению.

Масштабные гражданские кампании по сбору средств в Беларуси начались с 2017 года. Тогда на оплату штрафов против налога на «тунеядцев» инициатива Алексея Леончика, по его словам, собрала более 50 тысяч долларов. Потом собирали деньги на оплаты штрафов тех, кто выступал против интеграции с Россией, потом — на помощь врачам в борьбе против Covid-19.

С начала предвыборной кампании летом 2020 года, как утверждает инициатива BY_help, на оплату штрафов, лечения и адвокатов протестующих инициатива выплатила компенсации на сумму более десяти миллионов рублей.

Силовики в ответ начали заводить уголовные дела за финансирование протестов.

Пакеты с продуктами

В день выборов 9 августа 2020 года 53-летняя учредитель и директор благотворительного фонда «Полесская доброта» Елена Шимолина была наблюдателем на участке №17 в Пинске. На подсчет голосов, по словам директора, ее не пустили. Возле участка она дождалась результатов голосования и пошла к местному горисполкому, где выступила перед собравшимися людьми. Там Шимолина рассказала, что цифры из официального протокола не совпадают с ее цифрами, и что она считает выборы сфальсифицированными.

— Конечно, на эмоциях, там все были на эмоциях. Меня колотило, трясло. На выборах я сидела весь день, оставляла своего ребенка одного дома и ходила туда, как на работу, — говорит она.

Вскоре возле горисполкома собралось около тысячи протестующих, а ближе к ночи начались стычки с ОМОНом. Елена вспоминает, что в какой-то момент люди решили разойтись по домам, но в некоторых частях города задержания продолжались.

На следующий день «Полесская доброта» решила собрать лекарства и пакеты с продуктами — чтобы передать выходящим после ареста. Сама Шимолина ездила с волонтерами встречать задержанных у изолятора в Ивацевичах и ИВС в Барановичах.

— Я создала чат, волонтеры собирали целую неделю медикаменты всякие, охлаждающие мази, перекиси, воду, все такое. Расфасовали в пакеты, больше ста пакетов мы сформировали, — вспоминает она. — И с 17 числа, когда начали отпускать, люди стали к нам приходить.

Всего, говорит Елена, за помощью обратились больше 150 человек, но помогла организация только 64-м — кто приходил с постановлениями судов или медицинскими заключениями о побоях.

— По сто рублей мы дали людям. Некоторым по 150, по 200 единицам, продуктовые пакеты, — добавляет Елена. — Потом можете обращаться в байхелпы, что люди и делали, но вот эта первая горячая помощь, которая вот здесь и сейчас необходима была, мы ее оказали. И вот эта помощь самая дорогая.

Десять тысяч рублей, говорит Шимолина, «Полесская доброта» получила от спонсора — беларуской коммерческой организации — и использовала на «помощь людям». Еще две с половиной тысячи пожертвовали обычные люди, около тысячи было на счету «Доброты» до выборов. На эти деньги заправляли машины, на которых ездили встречать задержанных, покупали чай, кофе и лекарства.

15 октября 2020 года в офис фонда пришли сотрудники милиции и отвезли директора в отдел. Там, по словам Шимолиной, ее продержали четыре часа и составили административный протокол за участие в акции 18 августа. Ей выписали штраф в 30 базовых.

Елена Шимолина. Фото: личная страница в Facebook

21 октября Шимолину вызвали в Комитет госконтроля, после чего у нее дома и в офисе организации прошли обыски. В КГК, вспоминает Шимолина, она находилась шесть часов: у нее требовали документы с информацией, кто и какую помощь получил после 9 августа — во время обысков их не нашли.

— Они не давали сходить в туалет. Сказали: «Ссы в штаны», — возмущается Елена. — Они не нашли ни журнала регистрации, потому что там адреса, фамилии были, не нашли заявление на оказание помощи с припиской, что материальную помощь получил в размере столько-то. Кроме того, они увидели, что я в 2019 году ездила в Америку и вообще все это связали воедино, сказали, что иностранный агент я. Они сказали, что я организовала штурм 9 августа, заплатила людям деньги, а когда их выпустили, опять им заплатила.

Шимолина пообещала, что принесет все требуемые документы на следующий день, и после этого ее отпустили, выписав предписание явиться 23 октября с нужными бумагами.

— Они думали, что сломали меня всякими своими вопросами, запугиванием про ребенка. Мне действительно плохо уже было, — говорит Шимолина. — Я им сказала: «Я все принесу вам, чтоб вы не думали, что я там себе в карман забрала». Они мне поверили, видя, что я вся никакая, сердце больное, старая и вся зашуганная, запуганная.

Но в два часа ночи 22 октября Шимолина уехала из Беларуси вместе с четырехлетней дочкой. Ей помогли знакомые волонтеры — вывозили на трех машинах, «чтобы слежки не было». Документы, которые у нее требовал Комитет государственного контроля, она забрала с собой.

После проверки «Полесской доброты» 30 ноября КГК отказался от возбуждения уголовного дела об уклонении от уплаты налогов в связи «с отсутствием признаков преступления».

Но 10 декабря против Шимолиной завели уголовное дело о хищении путем злоупотребления служебными полномочиями. В постановлении об аресте имущества приводится версия следствия: она получила от спонсора девять тысяч рублей на благотворительность, но «из корыстной заинтересованности злоупотребила служебными полномочиями» и перечислила деньги на свои счета, после чего обналичила их и «распорядилась по своему усмотрению». Свой статус по делу Шимолина не знает.

— Я спасала ребенка. Даже не себя. Потому что я понимала, что они меня просто так не выпустят, — говорит она.

Оплата штрафов

Летом 2020 года инициатива BY_help объявила о сборе средств «потерпевшим от репрессий в Беларуси во время избирательной кампании и после президентских выборов». Деньги, утверждает инициатива, идут на оплату штрафов, адвокатов и медицинские услуги.

В марте 2021 года в BY_help отчитывались, что помогли десяти с половиной тысячам беларусов, выплатив компенсации на сумму более десяти миллионов рублей. Один из сооснователей инициативы Алексей Леончик в интервью изданию Meduza говорил, что деньги будет передавать пострадавшим наличными или оплачивать выставленные им счета.

«Если будет много отправок от одного лица на кучу счетов в Беларуси, то, зная наше государство, может появиться какая-нибудь статья типа финансирования массовых беспорядков или чего-то в этом роде», — говорил тогда он.

Его прогноз сбылся: за оплату штрафов начали заводить уголовные дела.

В ноябре 2020 силовики начали блокировать счета беларусов, которые получили деньги от инициативы. По словам сооснователя BY_help Андрея Стрижака, проблема возникла с платежами из-за рубежа.

«Установлены факты перечисления с подконтрольного ему счета в одном из западных банков денежных средств для поддержания протестных акций в Беларуси и оказания материальной помощи лицам, принимающим в них активное участие. В целях пресечения дальнейшей преступной деятельности на денежные средства, поступившие в страну для финансирования протестных акций, наложен арест», — комментировал СК.

В декабре Леончик стал подозреваемым по уголовному делу о финансировании деятельности экстремистского формирования. Активист уехал из Беларуси в 2013 году. В том же интервью Meduza он говорил, что сейчас живет то в Лондоне, то в Варшаве. Связаться с Леончиком «Медиазоне» не удалось.

Алексей Леончик. Фото: личная страница в Facebook

Задержания и обыски в «Белапане»

12 января перестали выходить на связь медиаменеджер и консультант агентства новостей «Белапан» Андрей Александров и его девушка Ирина Злобина.

— Какое-то время я не волновалась: мало ли — устал человек, решил отключить телефон и отдохнуть, плохо себя чувствует, — вспоминает главный редактор и директор «Белапан» Ирина Левшина. — Но когда его молчание и молчание его девушки Ирины Злобиной затянулось, стало тревожно. 13 января [уже бывший директор агентства] Дмитрий Новожилов отправился в Октябрьское РУВД Минска по месту жительства Андрея писать заявление о его пропаже. Там-то и выяснилось, что Александров находится в РУВД и с ним «проводится разбирательство».

15 января стало известно, что Александрова и Злобину подозревают в финансировании протестов из-за рубежа при участии By_help. Комментируя причину их задержания, замглавы МВД Геннадий Казкевич сказал, что они финансировали «принимавших участие в массовых беспорядках — в том числе путем оплаты штрафов, возмещения содержания в ЦИП и ИВС».

По словам замглавы ведомства, во время опроса Александров пояснил, что «предложение заняться подобной деятельностью поступило ему от фонда солидарности BY_help».

— Есть у меня друг, зовут его Леша Леончик. Попросил меня как-то Леша Леончик помочь с оплатой. Я, поскольку помогать людям не против, согласился, — звучит похожий на Александрова голос на опубликованном на ютуб-канале МВД видео. — Списки людей я получал от Леши, он скидывал гугл-форму. Напечатали, зашли в кассу, заплатили, забыли.

— Каким образом отчет шел? — спрашивает следователь.

— Я кидал ему скан, — говорит предположительно Александров. — Я знал, что Алексей — основатель BY_Help, потому что это видно по его фейсбуку. Поэтому мы и сошлись, что помогать людям хорошо. Он предложил им помогать вот в этом.

По словам Казакевича, Александров оплатил более 250 штрафов, а деньги на их оплату BY_help передавал ему через тайники. Расположение одного из них также показали на на гугл-картах на видео, которое опубликовано на ютуб-канале ведомства.

14 января в офисе «Белапан» прошел обыск, который, говорит Левшина, проводили сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Минска по поручению управления Следственного комитета по Минску.

— Со слов коллег, которым зачитали постановление, в нем так и было написано: обыск проводится в рамках расследования дела, возбужденного по статье 342 УК в отношении Андрея Александрова, — говорит главный редактор «Белапан».

Силовики изъяли жесткие диски компьютеров и сервера локальной сети, два старых нерабочих нетбука, документы, рукописные записи и визитные карточки. Через какое-то время вернули девять из 14 жестких дисков.

— Но самые важные — диски от компьютеров бухгалтерии — все еще находятся в СК на экспертизе, и это крайне затрудняет финансовую работу компании, — говорит Левшина.

22 января Александрову предъявили обвинение. Его адвокат Ольга Карпушонок не уточнила, в чем именно обвиняется Александров из-за подписки о неразглашении. По информации Левшиной, медиаменеджер обвиняется по двум частям статьи 342. В чем обвиняется Злобина, неизвестно.

Александров с 2014 по 2018 годы был заместителем директора «Белапан». Из агентства он уволился летом 2018-го но продолжал сотрудничать как внештатный консультант.

Злобиной, по словам Левшиной, 31 год. Несколько лет назад она открыла цветочный салон на улице Октябрьской в Минске, но весной 2020 года он закрылся.

— В «Белапане» мы ее называем «наша цветочная фея»: когда бы она к нам ни заходила, всегда была с каким-нибудь букетиком, будь то еловые ветки или осенние листья, — рассказывает Левшина. — Уверена, она разделила печальную участь Эдуарда Бабарико и Пети Слуцкого — всех их держат за решеткой в качестве заложников, чтобы оказывать давление на близких.

Главред «Белапана» говорит, что Александров «не просто коллега, он наш друг».

— Я сейчас вообще не верю правоохранительным органам. Ни единому слову. Все эти ведомства полностью дискредитировали себя в моих глазах, — говорит Левшина. — Я исхожу из того, что Андрей сказал во время допроса, аудиозапись которого была опубликована МВД. Он не скрывал, что помогал оплачивать штрафы, и я с ним полностью согласна: помогать людям — это хорошо. От себя добавлю — это не просто хорошо, это благородно и правильно. Особенно если учесть, что речь идет о людях, незаконно осужденных за мирное выражение своей гражданской позиции. Это абсолютно законная деятельность.

Леонид Судаленко и Татьяна Ласица (справа). Фото: личная страница Судаленко в Facebook

Арест Леонида Сударенко

Гомельского правозащитника «Вясны» Леонида Судаленко задержали 18 января. До задержания он оставил в редакции «Гомельской Весны» письмо с пометкой «Опубликовать после ареста». В нем он напоминает, что 5 января в офисе и по его месту жительства прошли обыски, во время которых изъяли технику, банковские карточки и больше 200 профайлов на «репрессированных участников мирных акций протестов 2020 года». В письме он также вспомнил и Александрова, которого «задержали за аналогичную помощь».

— Начиная с августа прошлого года, я также оплачивал штрафы, счета за питание в ИВС и в некоторых случаях госпошлины репрессированным участникам протестных акций. Будучи специалистом в области права, я нисколько не сомневался в правомерности такой помощи тогда и не сомневаюсь сегодня, — писал Судаленко.

28 января Судаленко предъявили обвинения в организации действий, грубо нарушающих общественный порядок и финансирование или иное материальное обеспечение такой деятельности при отсутствии признаков более тяжкого преступления.

Вместе с Судаленко задержали его помощницу Марию Тарасенко, но ее отпустили из ИВС через 72 часа после задержания.

21 января в аэропорту задержали речицкую активистку кампании «Говори правду», волонтерку «Вясны» Татьяну Ласицу. Она проходит подозреваемой по обеим частям статьи 342, по которым обвиняется Судаленко.

Арест счетов и обыски в БАЖ и «Вясне»

5 февраля Следственный комитет с санкции прокурора наложил арест на деньги, которыми фонды и жертвователи оплатили штрафы протестующих.

Начальник управления СК по Минску Сергей Паско объяснял: если за протестующего кто-то оплачивает штраф, то он не несет ответственности за правонарушение.

— Принцип индивидуальной ответственности означает необходимость исполнения наказания непосредственно лицом, которое привлечено к ответственности. В ином случае значение института личной ответственности полностью нивелируется, — говорил он, добавляя, что таким образом финансируются «незаконные массовые мероприятия».

16 февраля силовики пришли в Белорусскую ассоциацию журналистов и к правозащитникам. Обыски были у руководителей БАЖ и в офисе организации, координатора кампании «Правозащитники против смертной казни» Андрея Полуды, лидера независимого профсоюза РЭП Геннадия Федынича, пресс-секретаря Беларуского дома прав человека имени Бориса Звозкова, у сотрудников региональных отделений «Вясны», родителей правозащитников и волонтеров «Вясны» в Бресте и Витебске, родителей Стрижака и журналистов.

Как сообщало МВД, ГУБОПиК провел около 90 обысков по месту жительства членов организаций «Весна», «Профсоюз работников РЭП», а также представителей БАЖ и «медиа-ресурсов протестного толка». Изъято, утверждало ведомство, более 80 тысяч долларов в различной валюте, «документы на получение иностранных грантов» и «сотни квитанций на оплату штрафов физических лиц и юридических услуг, протестная литература и материалы о формах и методах противодействия сотрудникам милиции».

СК сообщил, что обыски были связаны с «финансированием протестной деятельности».

Член Совета «Вясны» Дмитрий Соловьев стал подозреваемым по этому делу и сейчас под подпиской о невыезде.

По словам заместителя председателя «Вясны» Валентина Стефановича, членов правозащитной организации вызывают на допросы по всей стране.

— При этом, как следует из официальных комментариев Следственного комитета и МВД, фактически все члены организации подозреваются в том, что они якобы через «Вясну» осуществляли под видом правозащитной деятельности финансирование незаконных протестных акций, — говорит он.

Ещё 25 статей