«Читать, конечно, у меня не было времени». Что за документ подписывали задержанные при освобождении с Окрестина
Анастасия Бойко|Антон Мардилович
«Читать, конечно, у меня не было времени». Что за документ подписывали задержанные при освобождении с Окрестина
2 634

Освобожденные из ИВС в переулке Окрестина, 14 августа 2020 года. Фото: Виктор Толочко / РИА Новости

Побывавшие в изоляторах участники протестов вспоминают: перед освобождением им предлагали подписывать предупреждение об уголовной ответственности, которая якобы наступает в случае повторного задержания на несанкционированных уличных акциях. Силовики блефовали, полагают правозащитники — в УК Беларуси нет статьи о «повторных нарушениях» на митингах.

Екатерина, задержанная в Минске 10 августа, рассказывает «Медиазоне», что 13-го на выходе из ИВС в переулке Окрестина ее и еще нескольких человек заставили подписаться под предупреждением об уголовной ответственности за повторное участие в несанкционированном митинге. По ее словам, силовики говорили задержанным, что если те «снова туда попадут, так легко не отделаются, и что лучше им не попадать».

Силовики не давали задержанным возможности внимательно ознакомиться с документом, говорит Екатерина. Само предупреждение, вспоминает она — это «листок примерно размера А5, с текстом на строчек десять, что, мол, предупреждена». Каждому задержанному предлагали отдельный листок, его нужно было подписать внизу. По воспоминаниям Екатерины, предупреждений не хватило на всех, и сотрудники «бегали в дежурку за дополнительными».

«Смотреть по сторонам нельзя было, за поворот головы в сторону можно было отхватить, поэтому я особо ничего и никого не рассмотрела», — добавляет Екатерина.

Дмитрий, задержанный в Минске вечером 10 августа и освобожденный утром 14-го, рассказывает «Медиазоне», что «бумага была подсунута прямо перед тем, как нас отпустить из ИВС, со словами — кто не подписывает, остается в камере».

«Это один лист формата А4, с двух сторон исписан, текста много, — описывает документ Дмитрий. — По этой бумаге я обязуюсь избегать участия в любых несанкционированных митингах на территории Беларуси, предупрежден, что за последующее задержание на этих митингах правоохранителями будет светить мне от восьми лет лишения свободы. Основание — повторное задержание на митинге. Читать, конечно, у меня не было времени вообще. Сразу эту бумагу принесли мне в камеру почему-то лично. Других сокамерников по этому поводу не дергали. А потом уже, когда к нам заходил замминистра [внутренних дел Александр Барсуков] и освобождал нас, вывели из камеры всех и из соседних с моей. Тогда эту бумагу предложили подписать всем».

Кирилл провел в центре изоляции правонарушителей больше трех суток — с вечера 10 августа до трех утра 14-го. Перед освобождением, рассказывает он, задержанные должны были на первом этаже записать на листке свои ФИО и дату рождения, а затем вернуться в камеры.

«Один начальник тогда говорил: "Как их вообще можно отпускать?". Потому что на нас, 60 человек, не было составлено ни протокола, ни административного какого-то взыскания. Ни штрафа, ни ареста нам не давали. Нас просто выпускали в пятницу под шумок», — вспоминает Кирилл.

Он говорит, что ему также предложили подписать документ, о котором рассказывают другие собеседники «Медиазоны» — «ничем не угрожали, не принуждали, просто сказали — подписываем и уходим».

«Там было написано четыре статьи Уголовного кодекса в случае, если задерживают за повторное массовое несанкционированное мероприятие. Просто пустой бланк, двусторонняя печать, ничего не было заполнено. По сути, мы просто подписали, и там можно было еще кучу всего докинуть, а потом пришить нам. Мы узнавали у адвокатов, которые там на Окрестина работали. Они сказали, что все это фигня, что мы подписывали», — рассказывает Кирилл.

Владимир провел в изоляторе на Окрестина четверо суток, с вечера 9 августа до утра 14-го. Он рассказывает, что «какую-то бумагу подписывали», но в ней было «слишком до хрена текста, все происходило конвейером, людей очень много, никто ничего не успевал читать». По его словам, перед подписыванием задержанным сказали, что это документ — предупреждение об ответственности за участие в последующих протестных акциях. В случае, если человека задержат снова, «будет пожестче», грозили силовики: «Нам сказали, яйца оторвут».

Владимир предполагает, что речь в документе шла об ответственности по «статье Тихановского» — то есть статье 342 УК об организации или активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок.

Правозащитники из «Правовой инициативы» публиковали бумагу похожего содержания, которую подписывали задержанные в Гомеле. Это было официальное предупреждение о недопустимости нарушения закона; такие предупреждения прокуратура выносит на основании статьи 42 Закона «О прокуратуре Республики Беларусь». В нем говорилось, что в случае повторного участия в несанкционированном мероприятии задержанный может быть привлечен к уголовной ответственности по статье 342 УК.

«Для статьи 342 УК не предусмотрена административная преюдиция», — напоминает глава правозащитной организации «Правовая инициатива» Виктория Федорова.

Правозащитница объясняет, что повторное участие в несанкционированном митинге может повлечь административную ответственность по части 3 статьи 23.34 КоАП, но уголовной ответственности за это в белорусском законодательстве не предусмотрено.

«У 342-й статьи УК свой отдельный состав, он не связан с 23.34 КоАП», — говорит Федорова.

Ещё 25 статей